Интервью для журнала «Business Time»

После публикации 10 декабря 2013 года организацией Global Witness отчета «Azerbaijan-Anonymous»в азербайджанском обществе возникло много вопросов о том кем является бизнесмен Анар Алиев. Связавшись с нами, господин Анар Алиев выразил готовность дать интервью именно нашему журналу. Наш собеседник подробно рассказал нам о себе и своей деятельности. В беседе с нами он пролил свет на многие вопросы, волнующие наше общество.

 

Anar Aliyev

 

Господин Алиев, прежде всего, позвольте выразить Вам свою благодарность за интервью нашему журналу. Почему Вы решили дать интервью именно Business Time?

Прежде всего, я хотел бы выразить вам свою благодарность за предоставленную мне возможность дать искренние ответы на ваши вопросы и тем самым в определенной степени положить конец слухам вокруг меня. Причиной, благодаря которой мой выбор пал именно на ваше издание, является то, что это чисто деловой журнал.Действительно, на необоснованные претензии, выдвинутые против меня, я мог бы ответить посредством какого-либо политического медиа-издания, но, будучи деловым человеком и далеким от политики, решил дать эксклюзивное интервью именно нейтральному деловому журналу.

Кроме того, утверждается, что мое личное заявление, размещенное 19 декабря 2013 года на веб-сайте головной компании, принадлежащей мне группы компаний, является фиктивным. Этим интервью я хочу подтвердить, что упомянутое заявление принадлежит мне, и показать, что я − реальное лицо.

Честно говоря, пока не собираюсь давать помимо этого еще какое-либо интервью. Я недавно стал свидетелем ошибочной интерпретации, неверного понимания (восприятия) моего официального заявления и стал мишенью негативной критики со стороны некоторых местных представителей СМИ. Поэтому, считаю, в настоящее время это интервью должно быть единственным.

 

В Вашем заявлении в скобках упомянута фамилия«Ализаде». Как Вы можете объяснить это?

Да, в настоящее время моя фамилия оканчивается на «-заде». Я изменил окончание своей фамилии в соответствии с соответствующим законом и рекомендацией Академии наук Азербайджана ( Примечание редакции: Закон Азербайджанской Республики от 2 февраля 1993 г. №495 и Решение Президиума Национальной Академии Наук Азербайджанской Республики от 24 декабря 2010г.№20/30).Кроме того,из-за чрезмерной распространенности в Азербайджане фамилии «Алиев»,до смены окончания ко мне было много вопросов по поводу родства с определенными людьми. К тому же, мой род изначально носил фамилию «Ализаде», и я решил вернуться к нашим корням и изменил окончание своей фамилии.

 

Господин Ализаде, просьба поделиться с нашими читателями некоторой информацией о себе. То есть, где Вы родились, какое образование получили? Вопрос, который интересует многих: чьим родственником является Анар Алиев?Если Вам нетрудно, ответьте и на этот вопрос.

Мне 36 лет, и я родился в городе Нахчыван. Высшее образование получил сначала в Нахчыванском государственном университете, а затем учился заочно в Академии государственного управления.

Как я уже отмечал в своем личном заявлении от 19 декабря 2013 года, я не состою в родственных отношениях ни с кем из известных людей в Азербайджане. Я не имею никакого отношения ни к одному из указанных в отчете Global Witness официальных лиц родом из Нахчывана. Пользуясь случаем, я хотел бы еще раз подтвердить, что ни с указанными лицами, ни с какими-либо другими высокопоставленными лицами не состою в близких родственных отношениях.

В Азербайджане поддержка земляками друг друга во многих случаях воспринимается со стороны представителей радикальных СМИ негативно и представляется как кумовство. Почему-то в Азербайджане сформировались негативные стереотипы, и, если успешный бизнесмен – азербайджанец и он не иностранец и не носитель иностранной фамилии, то все считают, что он чей-то родственник и что в таком случае не обошлось без коррупции.Достигшие успеха в стране бизнесмены подвергаются такой необоснованной критике, что это используют в своих гнусных целях против нашего государства не дружелюбные Азербайджану внешние силы.

 

Как и где Вы начали свою трудовую и деловую деятельность? Не могли бы Вы дать более подробную информацию, так как положить конец разговорам вокруг Вашего имени, возможно путем предоставления нашим читателям более широкой информации о Вашей деловой деятельности.

Я начал заниматься бизнесом с юных лет. После открытия границ с Турцией я активно занялся импортом текстиля и продуктов питания из этой страны в Нахчыван и другие регионы Азербайджана, а также в Россию. Этот бизнес был построен при поддержке моей семьи. В то же время я активно занимался ввозом автомобилей из-за рубежа. Позже, в начале 2000-х, я переехал в Баку с накопленным капиталом и активно занялся куплей-продажей частных домов и земельных участков, расположенных в районе метро Гянджлик. Для информации сообщаю, что в тот период в течение 2-3 лет цены на землю и недвижимость резко возросли, что позволило мне ощутимо увеличить свой первоначальный капитал на торговле недвижимостью. В тот же период я активно работал в сфере купли-продажи строительных материалов и оборудования. Кроме того, прибыль от участия принадлежащих мне компаний в строительстве некоторых жилых домов также ощутимо повлияло на резкий рост моего первоначального капитала. В 2003-2004 годах я, основав компанию Aztrans, с 17 крупнотоннажными грузовиками организовал перевозку фруктов и овощей, а также их экспорт на российский рынок.

В тот же период я проявил интерес к рынку ОАЭ и вышел на него при помощи некоторых компаний партнеров. В то время в Азербайджане была большая потребность в компьютерных и электронных товарах, и я был одним из первых, основавших в ОАЭ компанию с азербайджанским капиталом и в короткий срок добился больших успехов в этой области. Одновременно, с помощью уже основанных в ОАЭ компаний, стал проявлять интерес и к другим областям, на которые был спрос в Азербайджане. Одним из таких сфер был также нефтяной сектор. Многие местные нефтяные и нефтесервисные компании, заводы и другие наши партнеры обеспечивались   различными покрытиями для труб, оборудованием, запасными частями, компьютерной и другой техникой моими компаниями. В те годы,используя собственный капитал компании ООО «Grand»,я предоставлял услуги различным нефтяным и сервисным компаниям. Еще в 2003-2004 годах компания ООО «Grand» являлась одной из первых компаний, ввозивших в Азербайджан оборудование для рентгенографии нефтяных труб. Поскольку  ГНКАР является ключевым игроком экономики страны,сотрудничество с ней является неизбежным. Таким образом, наше многолетнее успешное сотрудничество с ГНКАР и другими местными нефтяными компаниями является единственной причиной превращения меня из обычного поставщика в надежного партнера.Именно это наше многолетнее успешное сотрудничество, являющееся результатом государственной политики поддержки местных предпринимателей, привело к моему участию в некоторых, особо подчеркиваю, в некоторых проектах ГНКАР.

Основание компании SOCAR Trading SA было моим предложением совместно с известным нефтетрейдером господином Валерием Головушкиным. В то время ГНКАР продавала сырую нефть на мировом рынке через иностранные трейдинговые компании. А это было с политической точки зрения своего рода механизмом давления на нашу страну.В результате мы предложили основать в Швейцарии, являющейся центром торговли сырой нефтью, новую трейдинговую компанию. Для превращения этой структуры, занимающейся продажей сырой нефти,в основной центр продажи азербайджанской сырой нефти необходим был коллектив профессиональных сотрудников и офис.В то время ГНКАР не обладала необходимым опытом и «ноу-хау»для создания такой компании, поэтому на основе внесенного нами предложения была создана компания SOCAR Trading SA. Как следствие,стоимость азербайджанской нефти на мировом рынке возросла, и она впервые вышла на мировые биржи под своим брендом.Таким образом, наше предложение послужило возрастанию стоимости азербайджанской сырой нефти и внесло свой вклад в развитие национальной экономики в целом. Согласно нашему предложению, в первые годы своей деятельности SOCAR Trading SA должна была быть профинансирована нами – частными партнерами в полном объеме. По предварительному соглашению,такое сотрудничество должно было длиться 5 лет, и, при достижении положительных результатов, ГНКАР получала все паи компании, а мы, будучи миноритарными владельцами паев, обязались спустя 5 лет продать свои акции ГНКАР по текущей рыночной цене. В соответствии с соглашением, ГНКАР сохранял за собой все функции управления, а мы, как миноритарные пайщики компании, обязывались не вмешиваться в бизнес-решения ГНКАР. На протяжении этих лет, в течение которыхSOCAR Trading SA развивалась и укреплялась, отсутствие выплат каких-либо дивидендов учредителями в то же время финансирование деятельности компании явились основными факторами сегодняшних достижений компании. На развитие этой компании мною были вложены значительные финансы, и цифры, приведенные организацией Global Witness,вовсе не соответствуют действительности.Например, в 2008 году, когда мир был охвачен мировым финансовым кризисом, компания Socar Trading SA столкнулась с серьезными финансовыми проблемами.В то время как ГНКАР колебался,поддержать ли ее финансово,и я, как один из пайщиков, оказал финансовую поддержку и не позволил ей обанкротиться.

Кстати, хотел бы ответить еще на одно заявление, сделанное в отчете Global Witness.Вопреки заявленному в отчете, я никогда не участвовал в продаже азербайджанской сырой нефти. Это исключительное право принадлежит государству и самому ГНКАР, а также Управлению маркетинга и экономических операций ГНКАР. Я никогда не вмешивался в эти процессы и вообще не сомневаюсь, что наше государство позволило бы такого рода вмешательства.

 

Сейчас уже ясно, что отчет лондонской организации Global Witness от 10 декабря 2013 года положил конец Вашей спокойной жизни. Каково Ваше отношение к этому отчету?

Для меня все еще остается неясной позиция, изложенная  в этом отчете. Можно лишь предположить, кто заказал его. Однако обнародование его накануне подписания в Баку 17 декабря 2013 года важных энергетических проектов,несомненно,преследует цель подорвать авторитет ГНКАР и Азербайджана в целом. На самом деле в этом отчете меня пытаютсяиспользовать как своего роданегативный фактор против ГНКАР и Азербайджана.Однако это не имеет никакого смысла, так как я ничего не скрываю и не нарушалникакихзаконов. Я открыто говорю об этом. Как я уже отмечал в заявлении от 19 декабря 2013 г, считаю отчет не обоснованным, не правдивым и во многих моментах не точным. В том же отчете безосновательно утверждается мое участие в коррупционных операциях. В связи с этим у меня возникают вопросы к Global Witness. С каких пор сотрудничество с ГНКАР и поддержка этой компании в реализации международных проектов считается коррупцией? С каких это пор быть азербайджанским бизнесменом является преступлением?

Что интересно, в отчете, с одной стороны, Global Witness предполагает мое участие в коррупционных схемах, с другой стороны, предполагает возможность отсутствия коррупционной составляющей в моей деятельности и сотрудничестве с ГНКАР. Чего они пытаются  добиться  такой позицией, для меня остается загадкой.

Как Вы правильно отметили, после публикации этого отчета наблюдается массовое вторжение в мою личную жизнь, и при активной поддержке некоторых местных СМИ это привело к формированию моего отрицательного имиджа. Я считаю, что деятельность СМИ не должна быть направлена против какого-либо гражданина страны и не должна служить созданию его негативного образа. Иногда публикуется ложная информация о моей семье и родственниках. К тому же, распространили взятую из моего паспорта фотографию и разместили под ней надуманные суммы, создавая образ преступника, разыскиваемого правоохранительными органами. Конечно же, это является вопиющим нарушением принципа неприкосновенности моей личной жизни. И такой неверный подход СМИ оказывает негативное влияние на мою безопасность и безопасность моей семьи.

 

Global Witness утверждает, что Вы отказались отвечать на их вопросы. Кроме того, организация утверждает, что информация о Вас является секретной.

В связи с моей сильной занятостью и многочисленностью деловых поездок мне не было передано какое-либо письмо или запрос. Адрес и контактные телефоны нашего бакинского офиса уже несколько месяцев как сменены. Указанные на нашем веб-сайте адрес и контактные телефоны теперь принадлежат моим дочерним компаниям.

А письмо, направленное организацией Global Witness на электронную почту нашего головного офиса в Сингапуре за несколько дней до публикации отчета, было доведено до моего сведения с опозданием. Как только я получил информацию о письме, то тот час же дал соответствующее указание подготовить ответ. Следует подчеркнуть, что наличие в письме слишком большого количества вопросов требовало некоторого времени для подготовки ответа. Однако, пока мы готовили свой ответ, Global Witness уже опубликовала свой заказной отчет. Поэтому, я уверен, что даже наши ответы не изменили бы пристрастного отношения Global Witness к Азербайджану.

Они утверждают, что вся информация обо мне и моих компаниях являлась секретной и скрытой от публичности. Это не только чушь, это уже смешно. Если Вы прочитаете отчет внимательно, то увидите, что вся имеющаяся там информация взята из интернета и других открытых для общественности источников. Сами подумайте, если бы я имел намерение скрываться, то я бы широко использовал такие механизмы, как оффшорные структуры, номинальные держатели акций и трасты. Однако я вошел в совет директоров SOCAR Trading SA, и мое имя прошло регистрацию во всех государственных реестрах. Даже головную компанию своей группы компаний я зарегистрировал не на Британских Виргинских островах или других оффшорных юрисдикциях, а в прозрачном в этом смысле Сингапуре, где получить информацию о моей компании даже ее финансовой отчетности является чрезмерно легкой процедурой. Разве это можно назвать желанием скрыться? Разве объявление компетентным органам Азербайджана обо всех своих структурах за пределами страны, в том числе и упомянутом сингапурском головном офисе, и официальная регистрация с этой целью представительства головной компании является сокрытием информации? Если ГНКАР публикует на своем официальном веб-сайте всю информацию, в том числе и о моих компаниях, то насколько можно это считать сокрытием информации? Если бы в моей деятельности были бы признаки коррупции или правонарушения, то разве меня принимали бы в таких развитых демократичных и прозрачных странах, как Швейцария и Сингапур?Создавались бы там условия для деятельности моих компаний?Я в свою очередь хочу адресовать ответы на эти вопросы авторам и заказчикам данного отчета.

 

Другой интересующий всех вопрос:почему добившийся таких успехов в бизнесе Анар Алиев до сегодняшнего дня неизвестен широкой общественности? Как Вы можете прокомментировать это?

Знаете, на мой взгляд, главной причиной моего успеха как раз и являлось то, что я не был публичным, известным широкой общественности человеком.Потому что таким образом я смог сосредоточиться на своей работе, и я воспользовался этим. В нынешнем мире быть успешным молодым бизнесменом и, как выяснилось недавно, еще и азербайджанцем, может привести в итоге к формированию отрицательного имиджа.

Преуспев в молодом возрасте и в короткие сроки, я передумал быть на виду у широкой общественности. Кроме того, это было сделано из-за спокойствия моей жизни и жизни моих родственников. Именно по этой причине я всегда избегал быть на виду. Но после недавних событий счел необходим выйти из тени и защитить свой деловой имидж.Мне действительно нечего скрывать, поэтому я и даю Вам это интервью.

 

Некоторые источники СМИ утверждают, что Вы участвовали в реализации сырой нефти Азербайджана. Хотели бы узнать Ваше мнение в связи с этим.

Я уже внес ясность в этот вопрос в начале нашей беседы, когда давал информацию о компании SOCAR Trading SA. Еще раззаявляю, что не имею никакого отношения к сырой нефти и ее продаже. Как я уже говорил, это право и обязанность нашего государства и ГНКАР. Это очевидно из официальных отчетов ГНКАР.

 

Основной вопрос, интересующий азербайджанскую общественность, а также известную своими провокационными заявлениями и отчетами организацию Global Witness, это принадлежность лично Вам всех зарегистрированных на Ваше имя компаний. Что Вы можете сказать об этом?

Считаю, что я уже ответил на этот вопрос своим заявлением от 19 декабря 2013 года. Еще раз хочу заявить, что я не руковожу этими компаниями от чьего-либо имени и являюсь единственным их владельцем. Весь бизнес принадлежит мне, и выплата мною немалых налогов как в Азербайджане, так и в других странах, где имею бизнес,доказана. Только на начало 2013 года от доходов, полученных мною от деятельности за рубежом и заявленных налоговым органам в Азербайджане, выплачен подоходный налог на сумму, равную свыше десятка миллионов манатов. Если потребуется, то могут быть представлены соответствующие документы об этом. Кроме этого,хотел бы отметить, что цифры, указанные в отчете Global Witness,не являются моим личным доходом, а являются прибылью принадлежащих мне крупных групп компаний, в том числе компаний, работающих в не энергетическом секторе, за период более чем 5 лет. Между тем для компаний сактивной деятельностью эти средства должны находиться в постоянном обороте, моя же личная прибыль в десятки раз ниже, и она не скрывается, а заявлена налоговым органам, иот этой прибыли выплачивается налог в Азербайджане.

 

В связи с отчетом Global Witness собираетесь ли Вы предпринять какие-либо правовые шаги в целях защиты своей предпринимательской деятельности, а также чести и достоинства?

В настоящее время над этим работает профессиональная команда из местных и международных экспертов и юристов. Мы – сторонники решения любого вопроса цивильным путем. По словам Global Witness, при предоставлении им соответствующих доказательств и опровержений они могут опровергнуть сделанные ими в отчете заявления. В любом случае, воспользуюсь всеми возможными средствами, чтобы защитить свою честь и достоинство, а также деловую репутацию. Конечно же, в таком случае не исключено обращение в суд.

 

Ходят слухи, что у Вас есть проблемы с законом и Вы скрываетесь за границей.

Это чушь и вымысел некоторых местных СМИ. Я и мои близкие находятся в Баку, и у нас нет никаких проблем с законом. Иначе мы бы с Вами не могли сейчас сидеть здесь и свободно беседовать. На самом деле, как я уже заявлял, у меня никогда не было никаких проблем с законом ни в Азербайджане, ни за рубежом.

Как Вы уже обратили внимание, я не раз касался вопроса личной безопасности и безопасности моих родных. По работе я часто совершаю поездки за границу, иногда мои родные сопровождают меня, и, говоря о безопасности, я имею ввиду именно нашу безопасность за рубежом.

 

Какие бизнес-проекты Вы осуществляете в Азербайджане? Из вашего заявления следует, что Вы уделяете особое внимание реинвестированию своих доходов в Азербайджан. В какой форме это происходит?

Да, это правда. Я очень привязан к Азербайджану. В самом деле, за рубежом у меня имеется бизнес как в энергетическом, так и в неэнергетическом секторе.Тем не менее, в отличие от других, я никогда не делал больших инвестиций за рубежом.Основную часть своих доходов инвестирую в Азербайджан. У нас есть многочисленные проекты в Азербайджане, и десятки тысяч людей работают в них. Одним из таких проектов является проект «Белый город».

Проект «Белый город» − это проект,официально объявленный Азербайджаном на весь мир и открытый для всех местных и иностранных инвесторов.В свою очередь, я проявил интерес к этому проекту и в результате направления запроса-предложения и оценки предложений выиграл тендер на строительство офисного здания (бизнес-центра). В этот проект направлена большая часть моих доходов. Считаю, что успех этого проекта− это успех Азербайджана. Так как в таком случае ожидается создание десятка тысяч новых рабочих мест.

Другой проект в Азербайджане — это бетонно-цементный завод −один из успешно функционирующих с 2004 года наших проектов.Еще одним важным проектом является строительство завода легких конструкций, выпускающего цементные трубы. Это будет один из самых современных заводов, оснащенных немецкими технологиями. Кроме того, я по-прежнему активно занимаюсь поставками нефтяного оборудования и запасных частей к ним; это сфера, в которойя начинал свой бизнес.В связи с этим принадлежащие мне компании, участвуют в различных тендерах,оснащают данным оборудованием и запасными частями к ним различные местные и иностранные нефтяные и сервисные компании,работающие в Азербайджане.

Из-за коммерческой тайны у меня пока что нет возможности дать исчерпывающую информацию о других проектах, в основном из не нефтяного сектора. Тем не менее, в последующем буду стараться время от времени информировать общественность о своей деятельности.

 

Что еще можете сообщить нашим читателям о Вашем деловом сотрудничестве с Государственной нефтяной компанией?

Как Вы видите, в заявлении ГНКАР от 13 декабря 2013 года компания подтвердила, что я являюсь надежным партнером, и, таким образом, доказала прозрачность наших отношений. Как я уже упоминал, мое сотрудничество с ГНКАР поднялось с уровня обычного сотрудничества до уровня надежного партнерства. Я должен также упомянуть, что, помимо меня, ГНКАР сотрудничает и с другими местными деловыми людьми и в настоящее время продолжает работать вместе. Как я и раньше отмечал, это является результатом политики поощрения и поддержки местных бизнесменов, проводимой нашим государством и правительством.Я не участвую и не участвовал во многочисленных проектах, упомянутых организацией Global Witness (если не ошибаюсь, отмечено около 48 проектов). Мои компании в настоящее время участвуют в сотнях проектов в Азербайджане, и только около 10 из них являются совместными проектами с ГНКАР. В прошлом было несколько совместных проектов, которые я покинул в связи с их коммерческой нерентабельностью.

В целом, в настоящее время наше сотрудничество с ГНКАР идет на снижение. Этому есть объективные причины, и, в первую очередь, это укрепление ГНКАР как компании,увеличение ее финансовых возможностей и уже отсутствие потребности в местных мелких инвесторах.

Кроме этого, буквально недавно в одном из радикальных оппозиционных источников, владельцы которого находятся за рубежом, увидел один видеоролик. В нем анализировали, кто я и мою деятельность. Участвующий там специалист отметил, что в течение многих лет сотни компаний не могут получить свои деньги от ГНКАР, но, якобы я, как привилегированный человек, получаю платежи своевременно. Пусть тогда они объяснят мне, почему большинство моих компаний до сих пор не могут получить некоторые платежи от ГНКАР? За примером не надо далеко ходить, я все еще не получил в полном объеме выплату за проданные паи в упомянутой уже компанииSocar Trading SA. Мне кажется, это следствие того, что ГНКАР – крупная государственная компания и функционирует в соответствии с некоторыми бюрократическими правилами.

В связи с выбором ГНКАР именно меня как партнера в некоторых проектах, на меня и ГНКАР обрушился шквал критики и безосновательных обвинений. Я бы хотел задать вопрос организации Global Witness: обратилась ли она с аналогичным вопросом к работающим в Азербайджане иностранным нефтяным компаниями иностранным бизнесменам (такие тоже есть)? Было бы неплохо, если бы Global Witness обратилась бы к ним с вопросом, почему некоторые западные компании становятся партнерами ГНКАР в некоторых привлекательных проектах? Такое впечатление, что некоторые силы хотят создать в нашем обществе мнение невозможности функционирования нашего энергетического сектора без внешнего (иностранного) элемента.Очерняя местных бизнесменов,таких как я,отчет Global Witness служит этой цели.

 

Каковы Ваши планы на ближайшее будущее?

Одна из главных моих целей– продолжить выбранный путь и участвовать в экономическом развитии своей страны. Какя уже говорил, уменьшив свое участие в энергетическом секторе, направить свое внимание на ненефтяной сектор Азербайджана.Буду и дальше продолжать вкладывать заработанные здесь и за рубежом деньги в основном в Азербайджан, служа таким образом созданию новых рабочих мест в нашей стране. Помимо этого, расширение благотворительной деятельности, которая мне по душе, также на повестке дня.

Что еще хотели бы сообщить нашим читателям?

Прежде всего, обращаясь к нашему народу, призываю его не верить всяким необоснованным отчетам, разработанным при поддержке некоторых враждебных Азербайджану сил и называющим местных бизнесменов коррумпированными. Мы можем с полной уверенностью сказать, что подобные необоснованные и не подкрепленные доказательствами спекулятивные отчеты выступают против нашего народа и наших национальных интересов. Надеюсь, что это мое интервью даст ответ на многие вопросы, возникшие в нашем обществе. Пользуясь случаем, поздравляю всех с наступающим Днем солидарности азербайджанцев всего мира и с Новым годом!

 

P.S.Анар бей предоставил нам документ, удостоверяющий его личность, и эти документы убедили нас, что перед нами Анар Ализаде. Предоставляем вашему вниманию его интервью как есть, без всякой цензуры. Несмотря на молодой возраст собеседника, мы увидели достаточно уверенного в себе, опытного, точного и спокойного человека, и во время беседы он произвел на нас очень приятное впечатление. Никакого внешнего вмешательства или заранее подготовленных стандартных ответов не наблюдалось во время интервью. Наш разговор прошел вполне откровенно и свободно.

Мамед Гаджиев

Tagged on: