Автор: Эйнулла Фатуллаев, Дубай
От Редакции Прошел год с тех пор, как организация “Global Witness” опубликовала свой отчет, касательно нефтяного сектора Азербайджана. Стоит отметить, что haqqin.az неоднократно писал об этом скандальном отчете. Все это время мы неоднократно обращались к основному фигуранту отчета, создателю компании Socar Trading Анару Алиеву (Анар Ализаде) с просьбой прокомментировать накопившиеся у нас вопросы. Несмотря на то, что изначально мы получили отказ в интервью, мы не оставляли своих попыток. И вот два месяца назад мы смогли уговорить господина Ализаде ответить на наши вопросы… Anar Alizade   - Резонансный отчет организации “Global Witness”, связанный с вашей деятельностью, до сих пор напоминает о себе и ставит под прозрачность деятельности SOCAR,  к слову, успевшую превратиться в один из передовых брендов на глобальном энергетическом рынке. Как началось ваше сотрудничество с SOCAR, о котором мы узнали совсем недавно? И сыграли ли в этом сотрудничестве роль ваши родственные связи, как это утверждают авторы того скандального отчета? - Как я неоднократно отмечал в своих интервью, предвзятая позиция организации  “Global Witness” уже не вызывает сомнений как в самом обществе, так и лично у меня. Очевидно, что данный отчет, увидевший свет в преддверии подписания в Баку важных энергетических соглашений в декабре 2013 года, преследовал цель помешать реализации важных для Азербайджана энергетических проектов в сложившейся в данный момент геополитической ситуации. Однако несмотря на то, что основной целью авторов все же был Азербайджан, для меня до сих пор остается неясным, почему основным объектом обсуждения стал именно я. Пользуясь случаем, как и ранее было объявлено в моем личном заявлении и в последующем интервью, я хочу еще раз подтвердить, что считаю данный отчет предвзятым, противоречивым и необоснованным. В целом позиция организации Global Witness является противоречивой. Обратите внимание, данная организация заявляет, что сегодня на повестке дня нет никаких вопросов, связанных с коррупцией, и это было не раз подтверждено в их заявлениях и последующих интервью. Если все их вопросы ко мне были связаны с прозрачностью и тем, что я не известен общественности, то тот факт, что сам отчет составлен на основе общедоступных источников информации, SOCAR и моих заявлений, а также интервью, сделавших меня известным общественности, более не остается никаких вопросов. В таком случае их усиленные попытки раздуть эту тему, задавая дополнительные вопросы, является лишь показателем их предвзятой позиции. (Текст доступен: http://www.globalwitness.com/sites/default/files/library/Global_Witness_Statement_in_response_to_comments_by_MrAnarAlizade%28Aliyev%29_0.pdf). А это, в свою очередь, говорит о противоречивости и необоснованности их заявлений, поэтому, раздувая что-то, они пытаются обвинить меня в чем-то, чего и сами не знают. (Ред. - Улыбается). Что касается вопросов о моих родственных связях, то я внес ясность в этот вопрос в своих предыдущих интервью и не считаю нужным снова возвращаться к этой теме. Что касается оснований моего сотрудничества с SOCAR, то оно основано лишь на взаимовыгодных деловых отношениях, бизнес-интересах и надежном партнерстве.
- В азербайджанской прессе о вас муссируется довольно большое количество противоречивых слухов. Некоторые вас называют родственником президента SOCAR г-на Р. Абдуллаева и утверждают, что всех своих успехов вы добились именно благодаря этому вашему родству, другие же представляют вас как талантливого и успешного бизнесмена, помогающего SOCAR. Но стоит отметить, что Global Witness также склоняется к первому варианту. Может, раз и навсегда положите конец этим спорам?
- Я не намерен постоянно возвращаться к этому вопросу. Я уже вносил в него ясность и в своем личном заявлении и в интервью, данном журналу Business Time. *** (Редакция: В упоминаемом заявлении и в последующем интервью журналу «BusinessTime» Анар Ализаде опровергает свое близкое родство с высокопоставленными чиновниками в Азербайджане) *** Просто данная организация, не сумев доказать мои родственные связи с каким-либо высокопоставленным чиновником, поднимает вопрос о том, что я якобы состою с кем-то в родстве в «другой форме». Кроме того, хочу отметить, что у меня нет никаких родственных связей с кем-нибудь из предыдущего или нынешнего состава высокопоставленных лиц руководящего состава SOCAR. Я считаю крайне неэтичным обсуждение членов моей семьи и нахожу, что это грубое вторжение в мою личную жизнь. В ответ на ваш вопрос лишь могу подтвердить, что, являясь молодым и преуспевающим азербайджанским предпринимателем, также являюсь надежным партнером SOCAR. ***(Редакция: В своих предыдущих публикациях мы допустили ошибку и, сославшись на некоторые источники, написали о наличии какого-то родства Анара Ализаде с руководителем SOCAR (http://haqqin.az/news/24216). Однако проведенное в течение двух месяцев журналистское расследование выявило недостоверность данной информации. Кроме того, господин Ализаде лично предоставил нам официальные документы, в которых показано, что он не имеет родственных отношений с кем-либо из высокопоставленных лиц в Азербайджане. В связи с этим мы вынуждены подтвердить отсутствие родственных связей господина Анара Ализаде с кем-либо из высокопоставленных лиц в Азербайджане). ***
- В отчете говорится, что вы до 2012 года являлись одним из учредителей компании “Socar Trading”, занимающейся торговлей азербайджанской нефтью на мировых рынках. Правда ли, что SOCAR, имея своих специалистов и возможность самой продавать свою нефть, имела необходимость в сотрудничестве с этой компанией? Что от этого сотрудничества получил Азербайджан? - Я верю, что мое знакомство с Валерием Головушкиным в 2006 г. в Стамбуле посредством нашего общего друга – известного бизнесмена стало краеугольным моментом в успешной истории создания и последующего эффективного развития Socar Trading. Я бы не хотел возвращаться более к этой теме, не стоит, т.к. я неоднократно вносил ясность в данный вопрос в своих предыдущих интервью. Я мог бы многое сказать по данному вопросу, но думаю, лучшим ответом на ваш вопрос будут независимые исследования, проведенные такими известными международными консалтинговыми и оценочными компаниями, как Wood Mackenzie и Boston Consulting Group (BCG), и подготовленные на их основании отчеты. В частности, ответы на свои вопросы вы можете найти по ссылкам на официальном сайте компании. (http://www.socartrading.com/files/news/201405trdperfsocar.pdfhttp://www.socartrading.com/files/news/azerilightreport.pdf). Из отчетов экспертов BCG и Wood Mackenzie становится ясно, что основание SOCAR Trading и ее эффективная маркетинговая  деятельность в 2008-2013 гг позволили  получить дополнительные 1,7-1,8 миллиарда долларов от продажи азербайджанской нефти и в целом привели к повышению премиума “Azeri Light”. Кроме того, развитие трейдинг-бизнеса с третьими сторонами и рост прибыли, связанной с транзитом по нефтепроводу Баку-Тбилиси Джейхан со стороны SOCAR Trading, принесло Азербайджану дополнительно 500 миллионов долларов чистой прибыли. Я призываю вас как независимых журналистов внимательно исследовать данные отчеты. Думаю, они внесут ясность во многие вопросы. Основной аргумент авторов отчета “Global Witness” опирается на провокационное заявление о том, что я вложил в данную компанию всего 5 миллионов долларов и якобы впоследствии получил прибыль в сотни миллионов долларов. Но хочу довести до вашего сведения, что если я в 2007 году, рискнув, вложил в только что созданную компанию с ограниченными средствами и неясным будущим пять миллионов долларов, то уже в 2012 году я продавал свою долю в трейдинговой компании, являющейся одним из известных глобальных брендов. Кроме того, как я неоднократно отмечал, в тяжелом для Socar Trading 2010 году именно я обеспечил необходимое финансирование этой компании. Сегодня с полной уверенностью могу сказать, что именно моя поддержка позволила компании удержаться на плаву в сложные для нее периоды. Независимая оценка авторитетной международной оценочной компании подтвердила, что стоимость Socar Trading на 30 июня 2012 года была значительно выше стоимости ее продажи. Считаю, что это лучший ответ для авторов ранее упомянутого провокационного заявления. Я часто задаю себе вопрос: «Было бы такое же отношение, какое сейчас наблюдается в отношении меня, если бы объектом подобного отчета был бы, к примеру, представитель стран Западной Европы?» Думаю, тут стоит упомянуть об извечных двойных стандартах. - Был ли у вас опыт в сфере трейдинга нефтью до основания компании Socar Trading? - Этот вопрос мне задавали и ранее, однако я считаю его необоснованным и нелогичным. Во-первых, до основания Socar Trading у меня уже был достаточный опыт в сфере международной торговли нефтяным и газовым оборудованием, запасными частями к подобному оборудованию, а также различными товарами. Кроме этого, у меня был уже успешный опыт основания и ведения бизнеса за рубежом. В конечном счете, можно привести массу примеров, когда люди, не имеющие большого опыта, достигали больших успехов в какой-либо сфере. Помощь такого профессионала, как Валерий Головушкин, лишь обусловила мою инициативность, ответственность и правильный подход к компании Socar Trading. Моя роль в данной компании в основном заключалась в выдвижении и претворении в жизнь инициативы создания Socar Trading, а также в случаях необходимости обеспечения финансовой поддержки. Примечательно, что своих первых коммерческих успехов я достиг именно в ненефтяном секторе, и до сих пор он является основной частью моего бизнеса и получаемой прибыли. Я успешно реализовал ряд больших проектов в ненефтяном секторе как в самом Азербайджане, так и за его пределами. В некоторые сферы нефтяного сектора я пришел именно из ненефтяного сектора. Но почему-то мои критики предпочитают об этом не говорить… - Есть утверждения, что  за отчетом “Global Witness” стоят определенные силы. Как вы это прокомментируете? - Из позиции организации «Global Witness» отчетливо видно, что ее основной целью являюсь не только я, но и в целом Азербайджан. Примечательно, что эта организация не раскрывает имен своих спонсоров и покровителей. В таком случае как НПО, скрывающее своих спонсоров и покровителей, может позиционировать себя как борца за прозрачность? Разве они не должны олицетворять собой пример прозрачности? Как в таком случае можно исключать то, что за этой организацией и развернутой ею кампанией против меня и всего Азербайджана не стоят армяне и их лобби, а также враждебные Азербайджану силы? Я прошу вас также обратить внимание на финансовые отчеты этой организации. Вы можете убедиться сами, что у этой организации практически нет собственной деятельности и основным источником ее доходов являются «особые поручения». Можно уже говорить о том, что эти антиазербайджанские отчеты подготовлены на основе поручений и финансовой помощи определенных «заказчиков». *** (Редакция: Мы тоже решили перепроверить финансовые отчеты организации “Global Witness”, доступные на их веб-сайте, и убедились в том, что имена некоторых спонсоров действительно скрыты. Однако имена части спонсоров и доноров организация решила раскрыть. Среди них, в частности, можно увидеть  ряд известных организаций и компаний, которые никогда не отличались особыми симпатиями к Азербайджану. В принципе, читатель в этом может убедиться и сам:http://www.globalwitness.org/sites/default/files/GW%20Annual%20Accounts%2030%20Nov%202013.pdf) *** - Ощущали ли вы конкуренцию со стороны других трейдинговых компаний в период руководства компанией Socar Trading? Ведь неожиданно для всех на арену выходит компания, обладающая правом торговать половиной азербайджанской нефти, которая впоследствии вышла на рынок, подконтрольный другим трейдинговым компаниям... - Я неоднократно отмечал, что никогда напрямую не управлял данной компанией и никогда напрямую не вмешивался в ее деятельность. Мое участие в этой компании ограничивалось лишь ролью «пассивного акционера». Что касается Socar Trading, то она не появилась на арене внезапно. Ее становление и деятельность – результат запланированной долгосрочной стратегии. Если вы проанализируете отчеты независимых консалтинговых компаний, то увидите, какие выгоды получил Азербайджан от создания своей национальной нефтетрейдерской компании. Но вместе с тем должен признать, что наши подобные успехи могли бы вызвать беспокойство и крупных нефтяных компаний. Как и в любой другой сфере, в сфере нефтеторговли также существует большая конкуренция, и Socar Trading ежедневно с этим сталкивается. - Проверяется ли деятельность Socar Trading международными аудиторскими компаниями, и если да, то каковы результаты? - Конечно, это неизбежно, и аудиторские проверки являются требованием швейцарского законодательства. С момента создания компании были подготовлены аудиторские отчеты, которые впоследствии представлялись соответствующим органам Швейцарии, и компания безукоризненно выполняла все свои налоговые обязательства. Я лишь могу добавить, что во время проверок, проведенных международными аудиторскими компаниями, не было выявлено никаких серьезных нарушений, фактов уклонения от налогов, коррупции или прочих негативных факторов. - Как нам известно, для аудиторской проверки Socar Trading вы привлекали и компанию “Wood Mackenzie“… - Нет, после того как я покинул компанию Socar Trading как акционер, SOCAR сама организовала аудиторскую проверку. Впоследствии по итогам проверки “Wood Mackenzie“ опубликовала отчет, в которой признала, что создание азербайджанской нефтетрейдерской компании является позитивным фактом, принесшем большую прибыль Азербайджану. - Хотя в отчете  “Global Witness” и не говорится открыто, что ваше сотрудничество с SOCAR основывалось на коррупционных интересах, но отмечаются серьезные проблемы с прозрачностью данного сотрудничества. Азербайджан является одной из первых стран, присоединившихся к Инициативе прозрачности добывающих отраслей (EITI). Однако сейчас этот отчет говорит о наличии серьезной проблемы с прозрачностью в нефтяном секторе Азербайджана. Неожиданно для всех становится известно, что некий Анар Ализаде имеет многочисленные деловые связи с SOCAR. При этом самого Анара Ализаде никто не знает, в том числе и НПО, присоединившиеся к Инициативе прозрачности добывающих отраслей (EITI). Почему общественность не знала о вашей бизнес-деятельности с SOCAR? - Подобные обвинения являются ложными и необоснованными. На самом деле я никогда не скрывался. С момента создания Socar Trading в 2007 году мое имя можно было встретить просто задав в поисковых системах в интернете название компании, где мое имя всегда было в списке Совета директоров компании. Эта информация всегда была общедоступна и никогда не скрывалась. Она также была размещена на официальном сайте SOCAR. Разве тут можно говорить об отсутствии прозрачности? Что касается того, что моя деятельность не была так широко известна общественности, то на это были определенные причины. Основная из них – неприкосновенность моей личной жизни и возможность спокойного проживания для членов моей семьи, без постоянного вмешательства журналистов. Уже ни для кого не секрет, что с момента публикации отчета различные СМИ постоянно пытаются вмешиваться в мою личную жизнь и бизнес-деятельность. При поддержке различных местных и иностранных СМИ формируется мой негативный имидж. Если мы и ощущаем себя в безопасности внутри Азербайджана, то негативный образ «подпольного миллионера», созданный организацией Global Witness и некоторыми журналистами, может привлечь внимание определенных криминальных кругов за рубежом, и это непосредственно влияет на безопасность членов моей семьи. Кроме того, я по своей природе всегда избегал популярности и контактов с общественностью. Но, как оказалось, это сегодня активно используется против меня, складывая мой негативный образ. Примечательно, что подобные организации обвиняют меня в преступлениях, которых и сами не могут идентифицировать. Разве отсутствие саморекламы и то, что тебя не знает общественность, может считаться свидетельством «непрозрачности»? С каких пор это вообще стало преступлением? Будет лучше, если те, кто бросаются необоснованными обвинениями, сначала сами раскроют имена своих спонсоров и покровителей, а также обеспечат прозрачность своей деятельности. - Вы утверждаете, что продали SOCAR свою долю в "Socar Trading” и теперь не имеете никакого отношения к торговле азербайджанской нефтью. Вы можете это подтвердить? - Да, я подтверждаю, что в настоящее время я не владею какими-либо долями в Socar Trading. Согласно положениям учредительного договора, я продал свои акции SOCAR и сделал это ниже их рыночной стоимости. То, что на момент продажи моих акций стоимость компании Socar Trading была значительно выше, подтверждают и отчеты различных независимых международных аудиторских компаний. Договор о продаже акций был заключен в 2012 году. SOCAR согласилась оплатить мне стоимость моих акций, и процесс полной выплаты мне паев все еще не завершен. - Какая у вас связь с другой иностранной компанией - “Sumato Energy Group”, которая получила право торговать азербайджанской нефтью? К примеру, говорят, что эта компания оплатила расходы отеля по вашему двухдневному пребыванию в Швейцарии… - Распространение подобной провокационной и недостоверной информации преследует определенные цели. Их основная цель в данном случае – это создание моего негативного имиджа посредством раздувания подобной информации. Что касается оплаты расходов на мое пребывание в отеле в Швейцарии, то, если вы обратите внимание, в их отчете четко говорится, что данная информация была взята из интернет-источников некой известной хакерской группировки. Есть мнения, что задание размещать подобные ложные информации в интернете данная хакерская группировка могла получить от спецслужб недружественных государств. То, что подобная информация является ложной и необоснованной с юридической точки зрения, не должно вызывать никакого сомнения. - Другая не совсем ясная история связана с компанией UGE Lancer. Когда в 2011 году в парламенте был представлен договор о передаче месторождений "Балаханы-Сабунчу-Рамана-Кюрдаханы", SOCAR представила эту компанию как иностранную. Однако в отчете сказано, что данная компания непосредственно связана с вами. Как так получилось, что именно компания, связанная с вами, была выбрана для партнерства с SOCAR в названном проекте? - В этой истории нет ничего неясного, и на самом деле данная компания входит в группу моих компаний и была основана за рубежом. Поэтому она была представлена как иностранная компания. Хочу довести до вашего сведения, что большие нефтяные компании проявляют интерес лишь к крупным нефтяным месторождениям, расположенным в азербайджанском секторе  Каспия. Причина проста и заключается в том, что это в основном новые месторождения и они богаты нефтью и газом. Что касается большинства нефтяных месторождений, расположенных на суше, то они в основном истощены и их инфраструктура, построенная еще в советский период, практически разрушена. Естественно, что такие месторождения непривлекательны для большинства иностранных инвесторов. Как было уже ранее отмечено, PSA-контракты в Азербайджане заключаются лишь на основании соответствующих запросов и переговорных процессов. Законодательством не предусмотрено проведение тендеров или прочих отборочных процедур для отбора подрядчиков для подобных целей. Наше предложение, представленное в SOCAR, было воспринято как коммерчески целесообразное и принято позитивно. И сегодня можно убедиться в правильности принятого решения. В результате успешной деятельности моей компании добыча нефти на этих месторождениях практически выросла вдвое, и я как инвестор выполнил все обязательства, возложенные на меня. Можете сами сравнить: сегодня там создана эффективная инфраструктура и улучшены условия для работников. В сравнении с другими нефтяными месторождениями инфраструктура и условия работы здесь намного лучше. Проделанную там нами работу можно отчетливо увидеть на фотографиях «до» и «после» на нашем сайте. (http://www.ugepte.com/index.php?page=page&MasterPageID=2&ID=62). Вдобавок ко всему с момента приобретения данного месторождения нашей компанией там не наблюдалось никаких массовых сокращений штата. Напротив, мы взяли новых работников. Такого эффективного управления, как у нас, нельзя увидеть в аналогичных структурах, включая крупные иностранные нефтяные компании. Хочу также отметить, что наша компания выполняет и свои обязательства по социальным программам. В ближайшем будущем 18 наших сотрудников и их семьи будут обеспечены новым жильем. В будущем мы планируем обеспечить жильем еще 300 нефтяников. Для них уже возводятся дома. Все расходы на эти цели я лично оплачиваю из своей чистой прибыли. (Редакция: Как удалось выяснить, в отличие от прочих компаний социальные программы для нефтяников, работающих на этом месторождении, и вправду финансируются из чистой прибыли нашего собеседника. Похвально, что в отличие от других для финансирования социальных программ используются не средства компании, а личная чистая прибыль ее владельца…  Для того чтобы лично убедиться в словах Анара Ализаде, мы направили журналистов изучить ситуацию на месте. В результате убедились в том, что все сказанное является правдой - начиная от организации работы и вплоть до условий и одежды сотрудников. Действительно, подобная картина является похвальной. К слову, многие независимые НПО также подчеркивали это позитивное достижение в своих отчетах … ) Разве это не доказательство наших достижений? Разве SOCAR совершил ошибку, передав разработку этих месторождений именно нам? Как известно, ответ на любой вопрос дает время и достигнутые успехи. Считаю, что время и успехи уже дали ответы на данные вопросы. - Какое отношение к вам имеет компания Socar Petroleum, которая в первую очередь известна своей широкой сетью АЗС в Азербайджане? Правда ли, что вы представлены и в этой сфере? - Да, я был представлен в этой компании. Предложение принять участие в этом проекте мы получили непосредственно от самой SOCAR. То, что SOCAR выбрала именно нас, было связано с тем, что мы собрали молодую команду высокооплачиваемых профессионалов, имели успешный опыт и ответственно подходили к организации работы. Помимо этого, некоторые активы и инфраструктуры, имеющиеся в Азербайджане в принадлежащей мне компании A.P. International, были необходимы SOCAR для успешного претворения в жизнь их проекта под названием «Socar Petroleum». Когда мы создавали компанию, то верили, что она будет успешна и прибыльна. Мы вложили огромные средства в эту компанию, передали ей принадлежавшие нам активы, и благодаря моей финансовой поддержке были созданы возможности для строительства новых автозаправочных станций. Кстати, за весь период деятельности компании как один из учредителей я не получил дивидендов. Однако, в 2013 году SOCAR предложила выкупить у меня мою долю в Socar Petroleum. После соответствующих переговоров я все же принял решение продать свою долю в данной компании и с частичным  учетом вложенных мной в течение 7 лет средств и активов мне было предложено продать свою долю по балансовой цене, которая была значительно ниже реально рыночной. Разница стоимости подтверждается и независимыми аудиторскими отчетами. Также особо хочется подчеркнуть, что после продажи моей доли, в Азербайджане значительно повысились цены на топливо, что в свою очередь привело к росту прибыли данной компании, что автоматически означало и рост проданной SOCAR моей доли. - “Global Witness” утверждает, что вы представлены как минимум в 48 совместных проектах с SOCAR. Что вы можете сказать о таких сложных партнерских отношениях? Как вы добились такого партнерства? Проводились ли какие-нибудь тендеры для получения подобных контрактов? - Это не соответствует действительности и я уже об этом говорил ранее в своем личном заявлении и интервью журналу “Business Time”. Я никогда не участвовал в таком количестве совместных проектах.  В настоящее время число подобных проектов не превышает 7, и информация о них размещена на веб-сайте SOCAR. Примечательно, что авторы отчета делают акцент на количестве моих проектов с SOCAR, но не говорят, ни слова о том, что некоторые из низ не были выгодными для меня с коммерческой точки зрения. К примеру, они молчат о том, что именно по этим причинам я вышел из ряда проектов в Грузии, Румынии и Турции. В связи с тем, что процесс выхода их проекта является достаточно сложным и трудоемким процессом, мне даже пришлось привлечь независимых юристов для данных целей. Сегодня от меня требуют доказательств того, что я действительно не участвую в этих проектах. Я же считаю, что все эти вопросы должны быть адресованы не ко мне, а к SOCAR. Впрочем, считаю, что эту информацию можно получить и финансовых отчетов SOCAR доступных общественности. Причисляя такое большое количество компаний именно ко мне, “Global Witness” преследовала цель раздуть эту тему и создать на пустом месте большой скандал. Думаю, что они также хотели навредить и моим деловым отношениям с SOCAR. Естественно они прекрасно знали, что подобной тактикой смогут создать у широкой общественности негативный имидж обо мне. Все эти организации постоянно задает мне вопрос о процессе проведения тендеров со стороны SOCAR. В ответ хочется отметить, что в большинстве сфер вовсе не требуется проведения тендеров. И эти организации прекрасно знают об этом. К примеру, договоры по долевому разделению добычи (PSA) проводятся путем непосредственных переговоров с самим SOCAR, и этот метод распространяется на все PSA-договора в Азербайджане. Эти люди даже не утруждают себя получением профессионального юридического заключения относительно азербайджанского законодательства. Меня часто спрашивают о том, почему я создаю совместные предприятия с SOCAR без проведения тендеров. Но при этом они не рассматривают законодательство Азербайджана и внутренние правила закупок SOCAR. А ведь азербайджанское законодательство не предусматривает проведение тендеров и конкурсов для создания совместных предприятий. То, что авторы отчета опираются не на юридические положения, а свои предположения и выдуманные аргументы, лишь подтверждает их предвзятую позицию. И самое главное – об этом спрашивают меня? Я убежден, что эти вопросы должны быть адресованы самой SOCAR. - В своих предыдущих заявлениях вы говорили о том, что намерены подать в суд на данную организацию, выдвигающую против вас обвинения. Вы еще не отказались от этого намерения? Если нет, то когда ожидать вашего иска в Лондонском суде? - Как уже говорил, я привлек к этой работе большую международную команду профессиональных юристов и финансовых экспертов. Мои юристы уже направили уведомление “Global Witness” о том, что они могут быть в любой момент привлечены к судебному процессу. Решение о необходимости начать процесс и времени его начала принимают мои юристы. В то же время, хочу отметить, что данная организация в своих дальнейших отчетах не обвиняет меня, ни в коррупции, ни в каких-либо других преступлениях. (http://www.globalwitness.org/sites/default/files/library/Global_Witness_Statement_in_response_to_comments_by_MrAnarAlizade%28Aliyev%29.pdf). *** (Редакция: Что это может значить? Неужели «Global Witness» отступила в связи с отсутствием серьезных оснований и доказательств?). *** - Наверное, вы как бизнесмен, не понаслышке знакомый с тенденциями глобального бизнеса не можете не знать, что попытки использования оффшорных механизмов в последнее время тут же создают подозрения о коррупции. Вопрос припрятанных в оффшорных зонах денег стал актуальным во всем мире именно после глобального экономического кризиса. В таком случае, что побудило вас построить ваш бизнес и отношения с SOCAR на основании таких сложных оффшорных механизмов? - Здесь вы ошибаетесь, я никогда не использовал классические оффшорные структуры в своем сотрудничестве с SOCAR.  Я основал свой холдинг в одной из самых респектабельных и прозрачных юрисдикций – Сингапуре, и вслед за этим немедленно открыв представительство этой материнской компании в Азербайджане, сразу проинформировал об этом местные структуры. Кроме того, я информировал азербайджанские структуры о своей чистой прибыли, полученной за рубежом, и исправно уплатил налоги. *** (Редакция: Собеседник не перестает нас удивлять. На сей раз он шокировал нас, предоставив документ, доказывающий тот факт, что он уплатил огромные налоги в азербайджанскую казну даже от прибыли, полученной за границей. Стоит признать, что это исключительно редкий случай в азербайджанской бизнес практике). *** То есть, мы никогда не преследовали цель уклоняться от налогов и совершать какие-либо преступления  путем использования оффшорных структур. Есть много причин, из-за которых мы используем учрежденные заграницей компании. К примеру, использование подобных структур позволило нам наладить эффективные международные торговые отношения с нашими иностранными партнерами. Если бы мы функционировали исключительно в рамках азербайджанских компаний на международной арене, то столкнулись бы с рядом трудностей в частности с вопросами валютного режима, импорта и экспорта, а также необходимости получения многочисленных разрешений/лицензий и прочими преградами. Кроме того, используя подобные структуры, нам открылся доступ к ведущим иностранным банкам, что создало возможности для эффективного построения нашей бизнес деятельности. Хочу также отметить, что большую часть получаемой мной прибыли в качестве ре-инвестиций я вкладываю именно в Азербайджан, где, как было ранее отмечено, у меня большой бизнес в ненефтяной сфере. Как видите, нет никаких серьезных  оснований говорить о негативных  фактах в нашей деятельности. *** (Редакция.: Мы также вопросили о том, что если бы этот человек пытался скрыть свои доходы и уклоняться от налогов, то зачем было создавать представительство своей материнской компании в Азербайджане. Зачем раскрывать азербайджанским структурам все свои компании и их доходы за рубежом и добровольно платить такие большие налоги в Азербайджане? Все это вызывает множество вопросов и дает серьезные основания в искренности слов нашего собеседника) *** - Как нам известно, ваша компания принимает участие и в грандиозном проекте «Белый город». На каких основаниях вы участвуете в этом проекте? Как проходила процедура отбора ваших компаний? - Как вы знаете, проект «Белый город» стартовал после принятия указа Президента Азербайджанской Республики от 2009 года (http://www.bakuwhitecity.com/). Рекламная кампания касательно данного проекта активно проводилась как в самом Азербайджане, так и за его пределами. В связи с моим намерением в основном вкладывать в Азербайджан, мы обратились к менеджерам данного проекта, и, учитывая его открытость, наше предложение было встречено положительно. Проект «Белый город» был запланирован заранее, и, учитывая возможности инвесторов, им предлагают принять участие в реализации той или иной части Генерального плана. Из предложенных нам вариантов, мы выбрали строительство офисного здания в рамках этого проекта. Для этих целей мы ни от кого не скрываясь, создали местную компанию, единоличным учредителем которой стала материнская компания моего холдинга. Процесс приглашения инвесторов к проекту «Белый город» абсолютно прозрачен и вся информация об этом содержится на их вебсайте. Если бы у меня были намерения скрыть свое участие в данном проекте, то я бы не стал использовать материнскую компанию своего холдинга, а взамен бы просто использовал какую-нибудь офшорную компанию. - В вашем предыдущем интервью складывается идеальная картина успешного бизнесмена, цитирую: «После развала СССР открылись границы между Азербайджаном и Турцией. Я начал привозить оттуда одежду и продукты… после этого я начал активно завозить в Азербайджан автомобили». Но вам в то время было всего 12-14 лет.  Как можно представить себе, чтобы подросток так активно занимался международной торговлей? Вы можете прояснить ситуацию? - Мне не остается ничего другого кроме как считать этот вопрос провокационным или же сказать, что вы не сведущи в вопросах простой арифметике. Мне сейчас 37 лет. Описывая свой опыт, я лишь в целом без деталей описал, что занимался этим «после развала СССР».  Широкие активные торговые связи с Турцией я наладил, когда мне было свыше 20 лет. Это было как раз-таки в конце 90-х. Я понимаю, что многие могут не поверить в то, что такой молодой человек добился таких больших успехов. Но это правда. В большинстве случаев подобная успешная история вполне может вызвать зависть и ведет к распространению обо мне лживых и провокационных заявлений. - Вы также говорите, что в начале двутысячных вы переехали в Баку и начали вкладываться в рынок недвижимости, скупая дома и земельные участки  в районе станции метро «Гянджлик». И все это вы делали в возрасте свыше 20 лет … Вам не кажется, что в столь молодом возрасте без сильного покровителя невозможно наладить такой большой бизнес. И тем более в Азербайджане. Такие большие деньги можно было бы заработать в начале 90-х, но никак не в 2000-х… - Да, представьте, что можно было и более того, это произошло. Конечно, не без помощи моей семьи. В этом деле мне помог капитал моей семьи, заработанный на бизнесе по автомобильным перевозкам по маршруту Нахчивань-Турция. Но это произошло без помощи, как вы выразились, влиятельных покровителей. Я убежден, что основными причинами моего успеха стало то, что я вместо того, чтобы тратить время и ресурсы на свой пиар, я концентрировался на развитии своего бизнеса, а также эффективное использование накопленного капитала. Я вас уверяю, в Азербайджане довольно много молодых ребят, которые вполне законными методами и без чьего-либо покровительства добились больших успехов в бизнесе. Основная причина того, что не афишируют себя – это страх перед вами журналистами. Они опасаются активных вмешательств со стороны большинства журналистов, которые порой очерняют их и выступают против них с необоснованными обвинениями. Никто не захочет, чтобы журналисты предвзято писали о его бизнесе, ибо это сильно влияет, как на деловую репутацию, так и на репутацию самого человека. Это основная причина, по которой, такие молодые бизнесмены как я, стараемся держаться на расстоянии от общественности и СМИ. - Вы утверждаете, что добились всего сами. Тогда почему расцвет вашего нефтяного бизнеса пришелся на период после 2007 года, когда к руководству SOCAR пришел господин Ровнаг Абдуллаев? - Это неверное представление и подобные заявления являются чистой провокацией. Я никогда не работал в SOCAR и не занимал там никаких должностей. А мое сотрудничество с SOCAR началось в 2002 году, когда его главой еще не был Ровнаг Абдуллаев. Еще тогда SOCAR представлял меня как свое надежного партнера. Мое участие в ряде крупных проектов началось как раз до прихода в руководство Ровнага Абдуллаева. Просто после того как Ровнаг Абдуллаев возглавил SOCAR, мое успешное сотрудничество с SOCAR продолжилось. А подобные заявления являются черным пиаром, который в последнее время активно испо